Веб-бібліотека - головна сторінка


Философское значение идей Макса Вебера - Учение Макса Вебера относится главным образом к политэкономии и истории социологии. Однако связь идей Макса Вебера с философией и их вл...
Артур Шопенгауэр (1788-1860) - немецкий философ, один из первых представителей иррационализма. Он родился в Данциге. Его семья переехала в Гамбург в 1793 г. и его го...
САМБХОГАКАЯ - (Санскр.) Одно из трех "Одеяний" славы или тел, приобретаемых аскетами на "Пути". Некоторые секты считают это второй, тогда как другие...
Население планеты - (Земли) - одновременно живущие на поверхности планеты представители вида "homo sapiens". Численность населения Земли менялась в...
РУССО Жан-Жак - (28 июня 1712, Женева июля 1778, Эрменонвиль) - французский просветитель, философ и писатель, композитор. Родился в семье часовщика. Об...
ОБМАН ЧУВСТВ - ложное истолкование восприятий, которое имеет место при особых (субъективных или объективных) условиях. Анормальными формами обмана чу...
ИДЕАЛИЗМ - установка живущего ради идеала. Философская доктрина, отрицающая существование внешнего мира, сводящая его к имеющимся у нас о нем предс...

НИЧТО

- отсутствие, небытие конкретного сущего или вообще бытия - один из базовых концептов в ряде систем онтологии. В истории философии, начиная с античности, можно проследить два альтернативных подхода к ничто. В учениях одной группы (4)илософия Платона и неоплатонизм, христианская пантеистическая мистика, системы Шеллинга, Гегеля и др.) ничто причисляется к тем ключевым категориям онтологии (как Бог, бытие, абсолют и т. п.), которые "с самого начала выступают как бесконечные" (Гегель). Общую исходную позицию всех таких систем можно передать формулой Хайдеггера: "Нужно войти в вопрос о бытии до крайних пределов его - до Ничто и включить Ничто в вопрос о бытии" (Heidegger M. Einfuhrung indie Metaphysik. Tub., 1953, S. 18). В этих системах отвергается принцип ex nihilo nihil fit (из ничто ничего не возникает) как несовместимый с наличием у категории "ничто" позитивного понятийного содержания ("уничтожающий становление", по Гегелю). Путь к вскрытию потенций и предикатов ничто находят, задаваясь "фундаментальным вопросом метафизики" (Хайдеггер): "Почему вообще есть сущее, а не скорее ничто?" В различной форме этот вопрос ставится во всех 6ei исключения системах онтологии и представляет собой, по существу, исходную апорию философского и религиозного мышления. Согласно Хайдеггеру, только исследованием этого вопроса возможно преодолеть начальную дилемму проблемы ничто: либо ничто - только формальный результат отрицания сущего, концептуальное единство негативных суждений, - и тогда оно никак не есть, не причастно бытию и не имеет категориального статуса; либо же оно - частное сущее (что, очевидно, запрещено самой его дефиницией). Учения, не выходящие за пределы этой дилеммы, реализуют второй подход этой дилеммы к проблеме ничто, противоположный описанному. Утверждая происхождение ничто из формального отрицания, такие системы обладают только формально-логическим понятием ничто, имеющим полностью номиналистическую природу (согласно второму подходу этой дилеммы, источником ничто являются негативные суждения). При этом категория "ничто" оказывается принадлежащей сфере суждения, и проблема ничто целиком изымается из онтологии: "То, чем вещи не являются, никак не относится к их бытию и сущности; можно лишь мысленно соотносить такие соображения с вещами" (Кит H. Anthropologische Bedeutung der Phantasie. Basel, 1946, S. 85).
Оба описанных понимания проблемы ничто наметились уже в античной философии, где элеаты представляли номиналистическую позицию: "Есть - бытие. А ничто - не есть" (Пар менид. О природе. - В кн.: Фрагменты ранних греческих философов, ч. l. M., 1989, с. 288), Платон же - противоположную ей; "Когда мы говорим о небытии, мы разумеем... не что-то противоположное бытию, но лишь иное" (Платон. Софист 257Ь). Для их самоопределения и разграничения сыграло важную роль наличие в греческом языке двух способов выражения отрицания: как формальное утверждение несуществования, чистое НЕ; как не-определенность, неоформленность - отрицание, существенно вторичное по отношению к утверждению, носящее оттенок "уже НЕ" либо "еще НЕ" (очевидно, позиция Платона ориентируется на второе).
К номиналистической трактовке ничто примыкает иудео-христианская доктрина творения, представленная в Ветхом Завете и развитая в патристике. По Библии, "все сотворил Бог из ничего" (2 Мак. 7,28) актом чистого Своего воления, стоящим вне причинности и необходимости, и потому ничто здесь - полнота негации и привации, чистое несуществование, лишенное любых собственных свойств, - аналог античного Но с другой стороны, здесь не усматривается и чистой номиналистичности ничто: ничто не столько выводится из онтологии в сферу суждения, сколько ставится в дискурс воли, энергии. Четкое ограничение формально-логической трактовкой ничто представлено у Декарта, для которого ничто - исключительно Nihil negativum, входящее в структуру акта негации: "Ничто [означает] лишь то место, в котором нет ничего из того, что, как мы думаем, должно бы в нем быть" (Начала философии, II, 17. - Избр. произв. М., 1950, с. 473). В новом аспекте эту трактовку возродил и усилил Бергсон, который, анализируя мыслительный акт, приходит к выводу, что является принципиально невозможным представить либо помыслить ничто как уничтожение всего бытия (Nihil Absolutum), и поэтому "идея абсолютного небытия, понимаемого как уничтожение всего, есть псевдоидея, не более как слово" (Творческая эволюция, М. - СПб., 1914, с. 253). Эта псевдоидея рождает многие псевдопроблемы, и ее устранение необходимо: чтобы "освободился путь для философии. нужно мыслить Бытие непосредственно, не обращаясь к призраку небытия" (там же, с. 248, 267). У Ницше (еще до Бергсона) эта линия доводится до предела: является псевдоидеей не только ничто, но и бытие; оба концепта, вместе со всем арсеналом европейской метафизики, входят в разряд "ценностей", которые по заслугам обесценились и должны быть отброшены - должно совершиться "преодоление метафизики". Анализируя эту линию, обозначаемую им как "европейский нигилизм", и принимая необходимость "преодоления метафизики", Хайдеггер, однако, находит, что здесь не достигается преодоления - и именно из-за нигилистического отношения к проблеме ничто: "существо нигилизма... принципиальное не-думание о сущности Ничто" (Европейский нигилизм. - В кн.: Хайдеггер М. Время и бытие. М., 1993, с. 74), между тем как вопрошание о ничто - исходная установка философствования как такового.
В учениях второй группы ничто причисляется к центральным категориям онтологии. Этот подход присущ многим системам индийской философии (веданта, буддизм). Здесь ничто связано по смыслу - хотя и не отождествляется целиком - с такими базовыми понятиями, как "сансара" (круговорот чувственного бытия) и в особенности "нирвана". Последнее понятие, как предел онтологического процесса, не допускает дискурсивной дефиниции и, хотя часто бывает понимаемо как чистое ничто, в основных текстах трактуется апофатически, как не совпадающее ни с бытием, ни с небытием, ни с каким-либо соединением их. Близкую связь с ничто имеют и понятия других восточных традиций (дзен, даосизм), описывающие состояние, являющееся, подобно нирване, истинной целью существования. В европейской же философии раскрытие положительного содержания проблемы ничто проходило в форме довольно независимой разработки двух взаимно дополняющих аспектов проблемы: ничто в его отношении к Богу, или абсолютному бытию, и в его отношении к человеку.