Веб-бібліотека - головна сторінка


Культура, ориентированная на достоинство - тип культуры, в которой ведущей ценностью является ценность личности человека, независимо от того, можно ли что-либо получить от этой ли...
Круговорот веществ на Земле - циклически повторяющийся процесс превращения и перемещения веществ в природе, охватывающий все геосферы Земли. Складывается из отдельны...
СИНТАКСИЧЕСКАЯ КАТЕГОРИЯ - класс однотипных выражений словаря формализованного языка. Этот словарь обычно включает: индивидные знаки - константы и переменны...
ПЕРСПЕКТИВИЗМ - понятие, выдвинутое Ф. Ницше уже в ранних произведениях "Рождение трагедии из духа музыки" и получившее законченное выражение в таких...
Метагалактика - (от греч. meta - после, за, между) - изученная в настоящее время часть Вселенной со всеми находящимися в ней галактиками и другими объект...
Ценогенез(ы) - (от цено + генез), 1) появление у зародыша вторичных признаков, несвойственных взрослым предкам; 2) появление, формирование ранее не суще...
ОЩУЩЕНИЕ - элементарное психическое явление, отражение свойств предметов объективного мира, возникающее в результате непосредственного их воздейс...
ИНТЕРЕС - (от лат. interest - имеет значение, важно) социальный, реальная причина социальных действий, событий, свершений, стоящая за непосредств...

ЛЮБОВЬ

- интимное и глубокое чувство, устремленность на др. личность, человеческую общность или идею. Л. необходимо включает в себя порыв и волю к постоянству, оформляющиеся в этическом требовании верности. Л. возникает как самое свободное и постольку "непредсказуемое выражение глубин личности; ее нельзя принудительно ни вызвать, ни преодолеть. Важность и сложность явления Л. определяются тем, что в нем, как в фокусе, пересекаются противоположности биологического и духовного, лич-
ностного и социального, интимного и общезначимого.
Разработанная терминология различных типов Л. существовала в др.-греч. языке. "Эрос - это стихийная и страстная самоотдача, восторженная влюбленность, направленная на плотское или духовное, но всегда смотрящая на свой предмет "снизу вверх и не оставляющая места для жалости или снисхождения. "Филия - это Л.-дружба, Л.-приязнь индивида к индивиду, обусловленная социальными связями и личным выбором. "Сторге - это Л.-привязанность, особенно семейная, "агапе - жертвенная и снисходящая Л. "к ближнему .
Осмысление Л. в мифе и древнейших системах философии берет Л. как "эрос , видя в ней космическую силу, подобную силе тяготения. Для греч. мысли характерно учение о Л. как строящей, сплачивающей, движущей и соразмеряющей энергии мироздания (ор-фики, Эмпедокл). Даже Аристотель видит в движении небесных сфер проявление некоей вселенской Л. к духовному принципу движения - неподвижному перво-двигателю (что было теологически переосмыслено в средневековой философии и отразилось в заключительном стихе "Божественной комедии Данте: "Любовь, что движет солнце и светила ). Продолжая эту линию, Посидоний разработал учение о всемирной "симпатии вещей и природных сил, необычайно популярное вплоть до Ренессанса и Нового времени (И.В. Гёте). Другая линия античной философии Л. начинается с Платона, истолковавшего в диалоге "Пир чувственную влюбленность и эстетический восторг перед прекрасным телом как низшие ступени лестницы духовного восхождения, ведущего к идеальной Л., предмет которой - абсолютное благо и абсолютная красота (отсюда упрощенное выражение "платоническая Л. ). Доктрина Платона, платоников и неоплатоников об "эротическом пути к абсолюту типологически сопоставима с индуистской мистической доктриной о "бхакти - экстатической Л., представляющей собой один из четырех возможных путей просветления.
Христианство усмотрело в Л. сущность своего Бога и одновременно главную заповедь человеку. При этом речь шла о жертвенной, "все покрывающей и безмотивной Л. ("агапе ) к "ближнему - не к "близкому по роду или по личной склонности, не к "своему , но к тому, кто случайно окажется близко, и в особенности к врагу и обидчику. Предполагалось, что именно такая Л. сможет побудить любящих принять все социальные дисгармонии на себя и тем как бы отменить их.
Ренессанс проявляет интенсивный интерес к платоновской теории "эроса , восходящего от эстетики чувственного к эстетике духовного ("Диалоги о любви Леоне Эбрео, J535). Б. Спиноза радикально переосмыслил схоластическое понятие "интеллектуальной Л. к Богу , это центральное понятие его "Этики означает восторг мысли перед глубинами ми-
рового бытия, не ожидающий для себя никакой ответной Л. из этих глубин. Философия энциклопедистов
18 в., полемизируя с аскетизмом, подчеркивала радостную естественность чувства Л. и сопряженный с ним "правильно понятый интерес индивида, часто смешивая Л. со "склонностью и "благожелательностью , а счастье с гедонистическим самоудовлетворением. В эпоху Французской революции 1789 Л. была понята как порыв, разрушающий рамки сословных преград и социальных условностей, воссоединяющий в стихийном единстве "то, что строго разделил обычай (Ф. Шиллер). Представители нем. романтизма (Новалис, Ф. Шлегель, Ф.К. фон Баадер) и нем. классического идеализма (И. Г. Фихте, Ф.В.Й. Шеллинг, молодой Г.В.Ф. Гегель) толковали Л. как метафизический принцип единства, снимающий полагаемую рассудком расколотость на субъект и объект. С этой гносео-логизацией проблемы Л. у романтиков соседствует вникание в "темную , "ночную , иррациональную психологию Л., порой предвосхищающее психоанализ. Важнейшая линия осмысления Л. на протяжении
19 в. связана с противопоставлением ее "рациональному буржуазному делячеству. В предельно обобщенном (и отвлеченном) принципе Л. для Л. Фейербаха лежит родовая сущность человека, подвергающаяся отчуждению и извращению во всех религиях мира. Ч. Диккенс и Ф.М. Достоевский противопоставляют эгоизму принципиальной бесчеловечности Л. как жалость и совесть, Л.-самопожертвование, которая "не ищет своего . Одновременно с этим в пессимистической философии 19 в. ставится задача "разоблачить Л. Так, для А. Шопенгауэра Л. между полами есть иллюзия, при помощи которой иррациональная мировая воля заставляет обманутых индивидов быть слепыми орудиями продолжения рода. На рубеже 19 - 20 вв. 3. Фрейд предпринял систематическое перевертывание платоновской доктрины Л. Как и Платон в "Пире , Фрейд постулирует принципиальное единство истока, соединяющего проявления половой страсти с явлениями духовной жизни; но если для Платона одухотворение "эроса означало его приход к собственной сущности и цели, то для Фрейда это лишь обман, подлежащее развенчанию переряживание "подавляемого полового влечения ("либидо ). После Фрейда западноевропейский идеализм предпринимает ряд попыток восстановить понимание Л. как пути к глубинной истине и одновременно самой этой истины. В философии жизни Л. выступает в качестве одного из синонимов "жизни , начала творческой свободы и динамики. М. Шелер видел в Л. акт "восчувствования ценности , благодаря которому личность входит в духовное пространство свободы, характеризующей ценностный мир, и впервые по-настоящему становится личностью. Мотив абсолютной свободы Л. в смысле ее недетерминированности подхватывается экзистенциалистами. Представители религиозного экзистенциализма (М. Бубер, Г. Марсель) говорят о Л. как спонтан-
ном прорыве из мира "Оно в мир "Ты , от безличного "иметь к личностному "быть .
С. С. Аверинцев
Л. чрезвычайно многообразна, она имеет многие виды и формы. Можно говорить об эротической (половой) Л. и Л. к самому себе, Л. к человеку и к Богу, Л. к жизни и к родине, Л. к истине и к добру, Л. к свободе и к славе и т.д. Выделяются также Л. романтическая, рыцарская, платоническая, братская, родительская, харизматическая и т.п. Существуют Л.-страсть и Л.-жалость, Л.-нужда и Л.-дар, Л. к ближнему и Л. к дальнему, Л. женщины и Л. мужчины и т.п. Предложено множество классификаций Л., но все они или неполны и не охватывают всех ее разновидностей, или лишены ясного внутреннего принципа. Самое простое и, как кажется, естественное упорядочение разновидностей Л. - это представление всей области Л. в виде ряда "ступеней , движение по которым подчиняется определенным принципам (см.: Ивин А.А. Многообразный мир любви // Философия любви. М., 1990. Т. 1). Учитывая классическую традицию, можно выделить девять таких "ступеней : эротическая Л. и Л. к самому себе; Л. к ближнему; Л. к человеку; Л. к родине, к жизни, к Богу и т.п.; Л. к природе, и в частности космическая Л.; Л. к истине, к добру, к прекрасному, к справедливости и т.п.; Л. к свободе, к творчеству, к славе, к власти, к богатству и т.п.; Л. к игре, к общению, к собирательству, коллекционированию, к развлечениям, к постоянной новизне, к путешествиям и т.п.; влечение к пище, пристрастие к сквернословию и т.п. По мере движения от первой "ступени к последней уменьшается эмоциональная составляющая Л., непосредственность и конкретность этого чувства. От "ступени к "ступени падает также интенсивность Л., охват ею всей души человека. Эротическая Л. и Л. к детям могут заполнить всю эмоциональную жизнь индивида; Л. к творчеству или славе чаще всего составляет только часть такой жизни; пристрастие к игре или к коллекционированию - только один аспект целостного существования человека. Уменьшается от "ступени к "ступени и охватываемое Л. множество людей. Эротическая Л. захватывает каждого или почти каждого; Бога, истину или справедливость любят уже не все; Л. к славе или к власти - удел немногих. С уменьшением непосредственности и конкретности Л. растет социальная составляющая этого чувства. Она присутствует и в Л. к себе, и в Л. к детям, но она гораздо заметнее в Л. к власти, к свободе или к богатству. Одновременно все более выраженными и распространенными становятся влечения, полярно противоположные отдельным видам Л. Эротическая Л. не имеет, как кажется, своей ясной противоположности; но уже Л. к жизни достаточно отчетливо противостоит влечение к разрушению и смерти; Л. к истине еще резче противостоит пристрастие ко лжи; почти одинаково распространены и сильны Л. к свободе и неприязнь к
ней, "бегство от свободы . И наконец, от "ступени к "ступени стандартная оценка тех ценностей, на которые направлена Л., становится все ниже. Можно скорее понять и простить крайности эротической Л. или Л. к жизни, чем крайности стремления к славе или к богатству; равнодушие к красоте извинительнее, чем равнодушие к близким.
Несмотря на чрезвычайное разнообразие Л., у разных видов Л. есть существенное внутреннее сходство. Прежде всего, Л. социальна по своей природе. Можно даже сказать, что она является высшим проявлением социальности человека. Это очевидно в случае эротической Л., меняющей свой стиль и способ существования от эпохи к эпохе. Но это достаточно отчетливо видно и в случае гораздо менее ярко выраженных разновидностей Л., таких, как, напр., Л. к азартным играм, которая всегда предполагает напарников, или Л. к коллекционированию антиквариата, которая невозможна в среде, где древнее не отличается от просто старого и ветхого.
Л. является ведущей потребностью человека, одним из главных способов укоренения его в обществе. "Что любовь есть вообще драгоценное благо, счастье и утешение человеческой жизни - более того, единственная подлинная ее основа - это есть истина общераспространенная, как бы прирожденная человеческой душе (С.Л. Франк). Всякая Л. всегда является Л. к конкретным, данным в чувстве вещам. Л. к абстрактному, воспринимаемому только умом, не существует. "Мыслимое не может быть любимым (Гегель). Л. универсальна: та или иная ее форма доступна каждому. Л. всегда означает новое видение: с ее приходом и ее предмет, и его окружение начинают восприниматься совершенно иначе, чем раньше. Особенно радикально меняет видение эротическая Л. Это "страшное землетрясение души (Г. Гейне) способно заставить человека смотреть по-новому букв, на все, включая и самого себя. Новое видение, сообщаемое Л., это прежде всего видение в ауре, в модусе очарования. Оно придает объекту Л. особый способ существования, при котором возникает ощущение уникальности этого объекта, его подлинности и незаменимости. Ощущение подлинности находит свое выражение в ритуале и культе, когда объект Л. воспринимается как близкий и в то же время недосягаемо далекий и неприкосновенный.
Л., создающая ореол вокруг любимого объекта, сообщает ему святость и внушает благоговение. О том, насколько сильным может быть последнее, говорит, напр., то, что даже самые уродливые изображения Богоматери находили себе почитателей, и даже более многочисленных, чем хорошие изображения. "Самое глупое и бесполезное, - пишет В.В. Розанов, - говорить влюбленному, что "предмет его не хорош, потому что суть влюбления и заключается в неспособности увидеть, что предмет "не хорош ... Ореол, вне которого не видится предмет любви, - это самое непонятное
в ней. Но если бы ореол отсутствовал, все любви пали бы на одного или немногих избранных, наилучших в духовно-физическом отношении людей .
Шопенгауэр и Фрейд полагали, что Л. ослепляет, притом настолько, что в любовном ослеплении человек способен совершить преступление, ничуть не раскаиваясь в этом. Однако Л. не ослепление, а именно иное видение, при котором все злое и дурное в любимом предстает как только умаление и искажение его подлинной природы. Недостатки любимого, замечает Франк, подобны болезни у человека: ее обнаружение вызывает не ненависть к нему, а стремление выправить его.
Идея, что сущность Л. в отождествлении влюбленного с предметом его любви, есть уже у Платона, описывающего как любящие были когда-то одним существом, разделенным затем на две, обреченные искать друг друга половины. "Между любящими разрывается перепонка самости, и каждый видит в другом как бы самого себя, интимнейшую сущность свою, свое другое Я, неотличное, впрочем, от Я собственного (П.А. Флоренский). Соединение двоих в одно связано с изменением видения и возникающим в результате этого ореолом. Ситуация, когда два человека становятся одним и одновременно остаются двумя личностями, парадоксальна. Она ведет к тому, что Л. приобретает не только облик совпадения и согласия, но и характер конфликта и борьбы. "Условием отождествления "другого со мною, - пишет Ж.П. Сартр, - является постоянное отрицание мною, что я - этот "другой . Объединение есть источник конфликта и потому, что, если я ощущаю себя объектом для "другого и намереваюсь ассимилировать его, оставаясь таким объектом, "другой воспринимает меня как объект среди других объектов и ни в коем случае не намеревается вобрать меня в себя: "...Бытие-для-дру-гого предполагает двойное внутреннее отрицание . Однако, хотя Л. всегда включает не только единство, но и конфликт, она почти всегда приносит с собою ощущение радости, счастья и специфического внутреннего освобождения.
Перечисление особенностей Л. не может быть полным. В ней всегда остается что-то невыразимое, непонятное и даже мистическое.
О Соловьев B.C. Собр. соч. СПб., 1909. Т. 7; Флоренский П.А. Столп и утверждение истины. М, 1914; Франк С.Л. С нами Бог. Париж, 1964; Фрейд 3. Избр. Лондон, 1969. Т. 1; Гегель Г.В.Ф. Философия религии. М., 1976. Т. 1 - 2; Ибн Сына (Авиценна). Трактат о Любви. Тбилиси, 1976; Федоров Н.Ф. Соч. М., 1982; Тейяр де Шарден П. Феномен человека. М., 1987; Сартр Ж.П. Первичное отношение к другому: Любовь, язык и мазохизм // Проблема человека в западной философии. М., 1988; Фромм Э. Бегство от свободы. М., 1988; Философия любви. М., 1990. Т. 1 - 2; Kama Sutra of Vatsyayna. Bom-bey, 1961; Scheler M. Istota i formy sympatii. Warszawa, 1986.
И.П. Никитина