Веб-бібліотека - головна сторінка


АСМУС Валентин Фердинандович (1894-1975) - российский философ, специалист по истории философии, логике, эстетике, истории культуры. Окончил отделение философии и русской словесн...
АБСТРАКЦИЯ ОТОЖДЕСТВЛЕНИЯ - способ формирования общих абстрактных понятий, состоящий в том, что при рассмотрении каких-либо реальных, осязаемых исходных объектов пр...
ОБЪЕКТИВНЫЙ ИДЕАЛИЗМ, - одна из осн. разновидностей идеализма; в отличие от субъективного идеализма, считает первоосновой мира некое всеобщее сверхиндивидуальное...
ИНТЕРТЕКСТУАЛЬНОСТЬ - термин, введенный Кристевой для обозначения спектра межтекстуальных отношений, постулирует, что любой текст всегда является составной...
КУЛЬТУРНЫЕ НОРМЫ - понятие, очерчивающее стандарты деятельности людей. В них содержатся побуждения и ограничения, разрешения и запреты. К. н. ориентируют...
ДЕФИЦИЕНТНЫЙ - (от лат. - слабеющий, умирающий) - становящийся недостаточным; Хайдеггер говорит о дефициентном модусе содержания по отношению к окружаю...
ПРИРОДНОЕ - (естественное): данное по природе; противостоит продуктам культуры. Природная религия или мораль, подобная той, например, что Руссо хотел...
ДЕНОТАТ - (лат. de-notation - обозначение) - множество онтологически артикулированных предметов, обозначаемых данным именем. Денотативный процесс...

Ле Корбюзье

(Le Corbusier) - псевдоним Шарля Эдуара Жаннере (Ch. Ed. Jeanneret) (1887-1965) Французский архитектор, дизайнер, теоретик в области художественного формообразования и градостроительства. Занимался живописью и скульптурой. Выражая жизнестроительные тенденции авангарда, стремился сформулировать общую эстетику научно-технической цивилизации. Его творческие интересы были чрезвычайно обширны и простирались от моделирования бытовой вещи до перестройки больших городов и планов расселения в масштабах целых регионов. В основе этого лежало убеждение в необходимости пересмотра существующих культурных ценностей ("мертвых идей") и воплощения новых, нового образа жизни в различных его проявлениях. Л.К. родился в швейцарском городке Ля-Шо-де-Фон, кантон Юра. Закончил местную школу прикладного искусства, где его застала реформа, принесшая в обучение принципы универсального мастерства, эстетики движения "искусств и ремесел". Это во многом предопределило разносторонний характер его будущего творчества и его отношение к архитектуре как к синтетическому ("неразделимому") искусству. Недостаток архитектурного образования он восполнял посещением ателье и стажировкой у ведущих архитекторов Австрии, Франции и Германии. Общение с ними ввело Л.К. в круг проблем современного зодчества, среди которых следует выделить социологию города, индустриальный дизайн и художественное освоение новых строительных материалов. Творчество Л.К. принято делить на три основных периода: годы ученичества и формирования мастера, время между двумя мировыми войнами - пуризм и журнал "Эспри нуво" - и послевоенный период, отмеченный разочарованием в идеалах научно-технического прогресса и созданием крупных произведений в духе монументального модернизма. К раннему периоду относится формирование культурных привязанностей архитектора. В художественной среде, окружавшей его в молодые годы, высказывались возражения против усилившегося влияния с "тевтонского севера", а исконно местные традиции возводились к лирическому рационализму Средиземноморья. Книга Л.К. "Путешествие на Восток" (1913), написанная по впечатлениям от поездки на Балканы и в Малую Азию, засвидетельствовала его интерес к архитектуре этого региона. В ходе начального самообразования Л.К. испытал и ряд других существенных влияний. Чтение литературы, как специальной, так и популярной, познакомило его с эстетикой неоплатонизма и с пифагорейством. Впоследствии эти познания нашли отражение в его попытках разработать общие системы пропорционирования ("чертеж-регулятор", "модулятор"). Сквозь них он рассматривал феномен машины; к пифагорейской гармонии сфер восходит выражение "визуальная акустика", которым Л.К. обозначал архитектурное произведение. Исследователи подчеркивают характерную для Л.К. тягу к "игре с противоположностями" в его проектах - контрасты между твердью и пустотой, между светом и тьмой и т.п. С 1917 г. Л.К. живет и работает в Париже. Встреча с художником А.Озанфаном побуждает его заняться живописью (первая написанная им картина датирована 1918 г.). Вместе они выпускают манифест позднекубистского направления пуризма ("После кубизма", 1918). Одновременно пишут и выставляют свои живописные композиции, варьирующие мотивы труб, бутылей, колб и т.п. Однако авторы манифеста не ограничивают себя интересом к живописи. Пуризм понимается ими широко, как всеобъемлющая теория творчества, обращенная к современности с ее достижениями науки и техники и требованием "очищения" всех пластических форм. Свои взгляды Л.К. и Озанфан продолжают развивать на страницах журнала "Эспри нуво" ("Новый дух", 1920-1925), который они издают в сотрудничестве с поэтом-дадаистом Полем Дерме. С 1923 по 1932 г. в коллекции "Эспри нуво" выходит семь книг Л.К., среди которых наибольшей известностью пользуется самая ранняя "К архитектуре" (1923). Его книги "Градостроительство" (1925) и "Уточнения по поводу современного состояния архитектуры и градостроительства" (1930) содержат развернутую программу создания новых городов. Одной из ведущих тем в теоретических работах Л.К. этого периода является тема современной машинерии. У него это - "геометрический и математический феномен", сопряженный с универсальной системой чисел и с простейшими формами круга, прямоугольника, шара, цилиндра. По выступлениям архитектора прослеживаются явные расхождения с такими выразителями машинной эстетики, как футуристы (см.: Футуризм). Если у последних мир техники врывается в город дымящими и грохочущими гигантами, огромными скоростями и головокружительными высотами, то у Л.К. он представлен "шедеврами удобства, точности, гармонии и вкуса". Наиболее ярко эстетика пуризма проявилась в архитектуре "белых вилл" (Вилла в Гарше - 1927; Вилла Савой - 1929-1931 и др.), чьи элегантные формы сочетаются с идиллическими представлениями о жизни на лоне природы ("Мечта Вергилия оживает"). В них Л. К. реализует разработанный им синтаксис "пяти пунктов современной архитектуры": 1 ) столбы, поднимающие сооружение над землей; 2) сад на крыше; 3) свободный план, достигающийся отделением опор от стен; 4) ленточные горизонтальные окна и 5) свободный фасад как следствие свободного плана. Если основными эстетическими понятиями для Л. К. периода пуризма были "строгость", "четкость", "прямизна", "порядок", то в годы после Второй мировой войны он обращается к органическим формам, к скульптурной пластике архитектурных объемов, перегруженных различными символами и аллюзиями. Белизна и бесфактурная отделка его довоенных построек были призваны выразить совершенство и чистоту машинной обработки поверхности. В последний период своего творчества он, напротив, экспериментирует с пастозной фактурой и с "грубым бетоном", включающим различные заполнители (ракушки, гальку) и отпечатанный на поверхности след от неоструганных досок опалубки. Марсельский многоквартирный дом "Жилая единица" (1947-1952) явился манифестом эстетики "грубого бетона" и оказал большое влияние на молодых архитекторов, развивавших в 60-е гг. направление необрутализма. Такие произведения позднего периода творчества Л.К., как Капелла Нотр-Дамдю-О в Роншане (1950-1954) и административный центр Чандигарха в Индии (1950-1957), принадлежат к выдающимся произведениям архитектуры XX в. Много внимания Л. К. уделил проблемам современного жилища, находя пластические образы для выражения идей как коллективизма, так и индивидуальной свободы, размеренного существования на лоне природы, в обстановке, способствующей созерцательности и бодрой активности. В своих пластических решениях архитектор сочетал стильные формы яхт (подобия палубы, рубки) и спальных купе с разнообразными историческими источниками. Он использовал некоторые композиционные элементы вилл Палладио, обращался к типологии средиземноморского жилища, откуда заимствовал плоские кровли, висячие сады, схему мегарона. В его проектах многоквартирных домов нашли отражение мысли социалиста-утописта Ш.Фурье об общинном поселении-фаланстере, а также устройство картезианского монастыря в Эма, где отдельные кельи плотно сгруппированы вместе. Знаменита формула Л. К. - "дом - машина для жилья" - не означала грубого машинизма, а связывалась им с требованиями комфорта, эффективной организации пространства в соответствии с высшими стандартами "машинной эры". К таким стандартам он относил и обеспечение человека "радостями жизни": обилием солнечного света, чистого воздуха и зелени. Градостроительные проекты Л.К. часто утопичны и предельно рационализированы. В них архитектор выступает с нигилистическими взглядами на наследие исторических городов, не делая исключения для центра Парижа, других столиц и Москвы. Эти "кладбища" прошлых эпох должны уступить место новостройкам с башенными зданиями и просторными эстакадами, поднятыми на несколько уровней над землей, с разделением зон жилья, деловой активности и индустрии. Попытка Л.К. найти поддержку у крупных промышленных корпораций, способных осуществить его замыслы, находит выражение в иерархической структуре "современного города", где он отводит центральную часть бизнесу и администрации, а рабочие пригороды предусмотрительно отделяет от нее зеленым поясом парков. Связи архитектора с международным левым движением, его посещение Москвы и знакомство с работами советских архитекторов привели к появлению проекта "бесклассового" города, теоретически бесконечного и развивающегося параллельными лентами. Важнейшим эстетическим понятием в этих проектах является "прямизна". Она предстает в прямолинейных очертаниях небоскребов и улиц, в "поэзии прямого угла", размечающего пространство площадей и газоны. Планы этих городов представляют собой сплошной геометрический рисунок со строгой симметрией и осями, абсолютно абстрагированный от топографии. Но по краям Л.К. вводит прихотливый орнамент естественного пейзажа как противостояние двух начал: "хаотичной природы" и "чистой геометрии". У архитектора рождается образ современного города: "Путешественник, прибывающий на самолете из Константинополя, а быть может, и из Пекина, среди беспокойных очертаний рек и лесов вдруг замечает этот ясный контур города, рисунок, созданный человеческой фантазией". Выступления Л.К. в печати создали особый жанр свободного теоретизирования, убеждения и полемики. Для большей доходчивости своих идей архитектор использовал ряд наглядных приемов, развивавших эксперименты авангарда в области полиграфии. Он проектировал макет и оформлял свои книги, сочетал в них возможности типографского набора с рукописными вставками, добиваясь зрительной выразительности текстов. Прямой шрифт у него скомпонован с наклонным, отдельные места выделены заглавными буквами, некоторые сентенции воспроизводятся на листе его собственным петляющим почерком. Легкий изящный рисунок, многоцветные пятна схем и эмблематические изображения дополняют общее визуальное впечатление. В литературном стиле Л.К. также ощущается влияние авангарда: если ранние его сочинения изобиловали пространными описательными пассажами, то в дальнейшем у него обнаруживается склонность к ритму кратких односложных фраз, заметны ограничения в прилагательных и наречиях, как это рекомендовалось теоретиками, например, футуризма. Вместе с тем он обращался к звучным поэтическим образам, несущим большую смысловую нагрузку. Так, название его проекта "Лучезарный город" заставляет вспомнить об утопической традиции и о символике света с древних времен до современности. Соч.: Творческий путь. М., 1970; Oeuvre complete. 8 vols. Zurich, 1929 - 1970. Лит.: Фремптон К. Современная архитектура. Критический взгляд на историю развития. М., 1990; Boesiger W., Girsberger H. Le Corbusier 1910-65. Zurich, 1967; Curtis W. Le Corbusier: Ideas and Forms. Oxford, 1986; Frampton K. Le Corbusier. Paris, 1997. А. Шукурова